Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Проведение исследований с применением полиграфа в форме судебной психофизиологической экспертизы

Ю.К. ОРЛОВ
доктор юридических наук,
профессор, заслуженный юрист РФ
(Московский государственный юридический
университет /МГЮА/ имени О.Е. Кутафина)

Ю.И. ХОЛОДНЫЙ
доктор юридических наук,
кандидат психологических наук
(Московский государственный технический
университет имени Н.Э. Баумана)


Проведение исследований с применением полиграфа
в форме судебной психофизиологической экспертизы


Исследования с применением полиграфа памяти человека для получения криминалистически значимой информации1 или криминалистические исследования с применением полиграфа2 (далее – КИПП) используют в России в ходе оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД) с 1 марта 1993 г.3
В конце 1990-х годов некоторые федеральные ведомства страны стали применять КИПП в качестве системной меры в интересах отбора и контроля деятельности кадров4.
Летом 2001 г. специалисты Института криминалистики ФСБ России (далее – ИК ФСБ) впервые в стране выполнили КИПП в форме судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа (далее – СПфЭ)5.

Методическое обеспечение СПфЭ: период зарождения (2001 – 2005 гг.)
Известно, что производство любого экспертного исследования обязано осуществляться по определенной стандартизованной методике, которая должна предварительно пройти этап испытаний в реальных условиях и, в случае его успешного завершения, должна быть официально введена в действие в установленном порядке: после этого методика становится доступной к практическому применению экспертным сообществом.
Начав производство СПфЭ, специалисты ИК ФСБ, старейшего в России пользователя полиграфа, руководствовались разработанной в 1995 г. «Комплексной методикой специального психофизиологического исследования с применением полиграфа»6 (далее – «КМ СПФИ»), которая была первым в федеральных ведомствах страны нормативным методическим документом, регламентировавшего технологию такого исследования.
Понятно, что, будучи созданной за несколько лет до появления СПфЭ, «КМ СПФИ» не могла предусмотреть специфику производства экспертиз. Поэтому из её положений были отобраны те, которые представлялись наиболее эффективными при решении задач экспертного исследования, и уже к зиме 2002-2003 гг. при выполнении ряда экспертиз были испытаны основные технологические средства и тактические приёмы производства СПфЭ.
Накопленный к концу 2004 г. ИК ФСБ опыт показал, что «КМ СПФИ», оставаясь принципиально верной для КИПП, не учитывала требований экспертного исследования, и для квалифицированного производства СПфЭ необходима специальная методика, на испытание которой в реальных условиях понадобится не один год.

Методическое обеспечение СПфЭ: оплошности периода становления (2005 – 2009 гг.)
Ответом на потребность практики явилась опубликованная в 2005 г. «Видовая экспертная методика производства психофизиологических исследований с использованием полиграфа»7 (далее – «Видовая методика»), составители которой стали активно её популяризировать и продвигать в практику.
Однако вскоре выяснилось, что «Видовая методика» (объёмом менее шести (!) страниц) обладает множеством ошибок.
Из-за большого числа изъянов «Видовой методики» рассмотреть их в рамках этой статьи не представляется возможным: многие (но не все!) из изъянов были описаны и проанализированы в публикациях 2008-2013 гг8. Ущербность «Видовой методики» была обусловлена серьёзными нарушениями требований криминалистики и судебной экспертизы, а также слабым знанием технологии КИПП и СПфЭ. Необходимо также указать, что, согласно данным ФСБ России9, эта методика была введена в действие с грубым нарушением установленного порядка. Поэтому в данной статье, для иллюстрации, остановимся лишь на трёх (из обширного перечня) ошибках, которые позволят наглядно убедиться в несостоятельности указанной методики.
В частности, «Видовая методика» указала, что «объект экспертного исследования – физиологические проявления протекания психических процессов, связанные с восприятием, закреплением, сохранением и последующим воспроизведением человеком информации о каком-либо событии»10. Но такая трактовка объекта СПфЭ – неверна11. При выполнении тестирования на полиграфе (далее – ТнП) эксперта-полиграфолога не интересует «протекание психических процессов, связанные с восприятием и закреплением … субъектом информации о каком-то событии». То, как протекает «восприятие» и, тем более, «закрепление» интересующей следствие информации в памяти подэкспертного, лежит в настоящее время за пределами возможностей объективного (аппаратурного) наблюдения и контроля. Аналогичным образом для эксперта не представляют интереса психические процессы подэкспертного, связанные с «последующим воспроизведением субъектом информации о каком-либо событии».
Эксперта интересует иное – наличие/отсутствие в памяти конкретного человека идеальных следов событий прошлого, представляющих интерес для следствия и суда. Осуществляя диагностику наличия/отсутствия таких следов, полиграфолог использует в качестве индикатора успешности диагностического процесса физиологические реакции человека. При этом принципиально важно отметить, что «физиологические проявления» (т.е. регистрируемые с помощью полиграфа реакции) являются не «объектом экспертного исследования», а вспомогательным инструментом, средством визуализации динамики психической активности человека при исследовании его памяти.
Указанная выше ошибка в определении объекта СПфЭ неизбежно приводит ко второй ошибке – в формулировании выводов заключения эксперта. «Видовая методика» установило, что «вывод полиграфолога может быть сформулирован следующим образом: в ходе проведенного исследования были выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что гражданин(ка) – Ф.И.О. располагает информацией о деталях случившегося, которая, вероятно, была получена им(ей) в момент события вследствие отражения ниже перечисленных обстоятельств (указывается перечень обстоятельств)»12.
Анализируя эту ошибку, допущенную составителями «Видовой методики», авторы данной статьи указывали, что «выявление реакций – это промежуточный вывод эксперта. Реакции – это признаки, на основании которых решается основная задача СПфЭ: какая информация содержится в памяти и (в текущий момент времени) в сознании подэкспертного. Реакции могут фиксироваться (и описываться) только в исследовательской части заключения, и они (реакции) не могут быть оценены следователем (судом), поскольку для этого требуются соответствующие специальные знания. Вывод же эксперта должен быть сформулирован в четкой и доступной форме, понятной каждому человеку и любому присяжному заседателю, несведущему в вопросах психологии и психофизиологии»13.
В качестве третьего примера ошибочности «Видовой методики» можно привести заявление её составителей о том, что вывод эксперта «по форме может быть категорическим, однозначным, безусловным». А буквально через пару-тройку десятков слов авторы методики уточнили, что «вывод полиграфолога может быть либо категорическим условным, либо вероятным». Но этим несуразности не заканчиваются: оказалось, что содержание вывода эксперта зависит не от результатов выполненного им исследования, а… от исходных данных, которыми располагает следствие. Дословно утверждается следующее: «поскольку число возможных вариантов расследуемого события не является конечным, а данные, содержащиеся в материалах дела, используемые при проведении исследования, преимущественно, нельзя считать доказанными, вывод об обстоятельствах формирования в памяти человека образов, связанных с событием, послужившим поводом для проведения исследования, следует давать в вероятной форме. При наличии достаточных данных может быть сформулирован категорический вывод о существовании (отсутствии) причинной связи между идеальными следами и обстоятельствами, повлекшими их образование, который в любом случае является условным и должен включать ссылку на то, что сделан он с учетом данных, содержащихся в материалах дела, либо сообщенных полиграфологу обследуемым лицом»14. Как говорится, комментарии излишни.

Методическое обеспечение СПфЭ: на пути к созданию типовой методики (2009 – 2014 гг.)
«КМ СПФИ», упомянутая выше, «в период с 2001 по 2009 годы успешно применялась экспертами Института криминалистики ФСБ России при проведении судебных экспертиз»15.
В 2008 г. ИК ФСБ на базе «КМ СПФИ» разработал и в 2009 г. ввёл в действие «Методику производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа»16 (далее – «Методика ИК»).
В силу объективных и субъективных причин «Методика ИК», к сожалению, оказалась сугубо ведомственной: она не популяризировалась в среде специалистов (в частности, не была опубликована) и оказалась недоступной для широкого применения в экспертной практике.
Вместе с тем к 2010 г. новый вид экспертизы оказался весьма востребованным следственными и судебными органами страны, но, из-за недоступности «Методики ИК», производство СПфЭ продолжало осуществляться, за неимением лучшего, по «Видовой методике». При этом подавляющее большинство следователей и экспертов даже не подозревали, что «Видовая методика» обладает целым рядом ошибок методического и процессуального характера, а полученные с её помощью выводы эксперта являются процессуально недопустимыми. Особую актуальность вопрос о методическом обеспечении производства СПфЭ приобрел в 2010 г., и это было обусловлено следующими причинами.
Наряду с использованием СПфЭ, в следственной практике сложился порочный путь «втягивания» результатов КИПП, полученных специалистом, в уголовный процесс в качестве доказательств17. Такое процессуально недопустимое применение полиграфа вело к нивелированию различий между заключениями эксперта и специалиста, и, в итоге, порождало трудности при рассмотрении в суде данных, полученных с помощью полиграфа. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее – Постановление ПВС РФ) внесло ясность в разграничение функций эксперта и специалиста в ходе проводимого расследования и, среди прочего, оказало непосредственное влияние на практику применения полиграфа в процессуальном порядке. В частности, Постановление ПВС РФ (п. 20) установило, что «специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы …, в случае необходимости проведения исследования, должна быть проведена экспертиза» (п. 20). В итоге, Постановление ПВС РФ привело к тому, что полиграф в интересах следствия может быть применен исключительно в форме и по технологии СПфЭ и лишь при доследственной проверке – по технологии проведения КИПП в условиях ОРД.
Вступивший в силу Федеральный закон от 04.03.2013 г. № 23-ФЗ внес дополнения в УПК РФ и установил, что «при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе… назначать судебную экспертизу» (ч.1 ст.144). Закон конкретизировал, что «судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела» (ч.4 ст.195). Так, для применения полиграфа органами следствия сложились качественно новые условия: новшества УПК РФ, дав возможность осуществлять производство экспертизы до возбуждения уголовного дела, фактически, сделали СПфЭ единственной формой применения полиграфа в следственной и доследственной практике, осуществляемой федеральными ведомствами, в частности – органами СК России.
Таким образом, в 2013 г. в области производства СПфЭ сложилась тупиковая ситуация.
С одной стороны, единственная доступная для экспертов «Видовая методик» была непригодна для производства СПфЭ, «Методика ИК» была недоступна для широкого экспертного сообщества, а иных методик – фактически не существовало. С другой стороны – потребность следственной практики в производстве СПфЭ неуклонно растет, и её необходимо удовлетворять. А с третьей – производство СПфЭ без соответствующей методики недопустимо.
Ситуация усугублялась тем, что бурное распространение КИПП в различных областях общественной практики, высокий спрос на полиграфологов и растущая потребность в применении полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений, к сожалению, не привели к повышению качества методического обеспечения КИПП и СПфЭ. Более того, практически ни в одном из государственных экспертных учреждений не проводились системные научно-прикладные исследования по «полиграфной» тематике, а головное из экспертных учреждений – Российский федеральный центр судебных экспертиз Минюста – даже не располагает специалистами в данной области18.
В этих условиях создание научно-обоснованной методики производства СПфЭ стало настоятельной необходимостью.

Методическое обеспечение СПфЭ: создание типовой методики
Авторы данной статьи с 2010 г. осуществляют повышение квалификации криминалистов-полиграфлогов территориальных органов СК России и вполне осведомлены о состоянии дел в области использования полиграфа в этом ведомстве, а также в стране, в целом.
Приняв во внимание существующие трудности в области методического обеспечения СПфЭ и отсутствие усилий государственных экспертных учреждений по исправлению оплошностей, допущенных «Видовой методикой», авторы статьи посчитали целесообразным предложить выход из сложившегося положения и разработали летом 2014 г. «Типовую методику производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа»19 (далее – «Типовая методика»).
Призванная обеспечить единство экспертной практики, правильное понимание сущности и технологии производства СПфЭ, а также устранить распространенные ошибки и недостатки при осуществлении таких экспертиз, «Типовая методика» содержит основные теоретические, методические и организационные положения производства СПфЭ. Она является результатом обобщения научно-прикладных исследований и опыта использования полиграфа в оперативно-розыскной и следственной практике, накопленного российскими учеными и специалистами в период с 1970 г.
Не имея возможности дать в рамках этой статьи детальный комментарий «Типовой методике», упомянем лишь отдельные её положения, обусловленные спецификой производства СПфЭ. Так, методика уделила внимание:
- порядку принятия к исполнению постановления о назначении СПфЭ, рекомендовав редакции формулирования вопросов, выносимые на разрешение экспертизы;
- порядку получения согласия подэкспертного на проведение СПфЭ;
- выбору тестов, используемых в ходе тестирования на полиграфе, и определению их оптимального количества для методически корректного решения вопросов, поставленных перед СПфЭ;
- определению продолжительности работы эксперта с подэкспертным;
- требованиям к организации СПфЭ и порядку взаимодействия эксперта со следователем на этапе организации экспертного исследования;
- порядку видеорегистрации работы эксперта с подэкспертным,
- ограничениям производства СПфЭ, и многим другим вопросам.
«Типовая методика», среди прочего, исправила ошибки, допущенные «Видовой методикой», и, в частности, указала, что «объектом СПфЭ является память подэкспертного»20.
Устраняя путаницу «Видовой методики» относительно характера выводов заключения эксперта, «Типовая методика» однозначно установила, что «результат диагностики наличия/отсутствия в памяти следа – в силу природы идеальных следов, индивидуальных особенностей реагирования и нестабильности физиологических реакций исследуемого человека – всегда носит вероятный характер»21.
Далее, регламентируя порядок формулирования выводов заключения эксперта, «Типовая методика» указала, что «выводы эксперта должны быть изложены общедоступным языком, понятным любому человеку, не обладающему специальными знаниями. Недопустимо использовать в выводах эксперта, например, формулировки типа «выявлены физиологические реакции, свидетельствующие о том, что…». Термин «физиологические реакции» является специальным, и он может быть понят и оценен только лицом, обладающим соответствующими специальными знаниями. Объяснение и интерпретацию таких терминов и понятий эксперт должен давать в исследовательской части заключения при обосновании своих суждений и выводов»22.
Наконец, «Типовая методика» определила: «вывод заключения эксперта констатирует итог экспертного исследования – какая информация содержится в памяти подэкспертного. В случае установления:
а) наличия в памяти человека информации об устанавливаемом событии вывод в заключении эксперта формулируется следующим образом – «в памяти подэкспертного имеется информация о том, что…. (например, потерпевшему был нанесен удар ножом в спину). Данный факт установлен экспертом с вероятностью…» (например, 0,97 (97%));
б) отсутствия в памяти человека информации об устанавливаемом событии вывод в заключении эксперта формулируют в следующей редакции – «в памяти подэкспертного отсутствует информация о том, что… (например, он наносил удары ножом в грудь потерпевшему). Данный факт установлен с вероятностью...» (например, 0,97 (97%))»23.
«Типовая методика» в определенной мере восполнила пробел в обеспечении СПфЭ и заслужила положительную оценку рецензентов, которыми стали:
- старейший полиграфолог Министерства обороны России, доктор военных наук, кандидат философских наук, профессор, действительный член Академии военных наук, Заслуженный работник высшей школы РФ В.В. Горленко,
- доктор юридически наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ А.С. Пошибякин,
- доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук Б.М. Величковский.
Руководство СК России также одобрительно отнеслось к появлению «Типовой методики», которая была опубликована Академией СК России.
«Типовая методика» послужила основой для «Программы повышения квалификации криминалистов-полиграфологов Следственного комитета Российской Федерации в области производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа». По этой программе в Региональном учебно-научном центре «Безопасность» Московского государственного технического университета имени Н.Э. Баумана в конце 2014 г. повышение квалификации прошли криминалисты из территориальных органов Сибири, Дальнего Востока, Поволжья, Северного Кавказа, Крыма и Европейской части страны. Идеология и технология производства СПфЭ, изложенная в «Типовой методике», начала внедряться в деятельность СК России.
Завершая статью, её авторы считают необходимым рекомендовать официально ввести в действие «Типовую методику» в системе органов СК России, а также внести соответствующие изменения в ведомственные нормативные акты, регламентирующие применение полиграфа.

Литература
1 Криминалистика. Учебник. Том 1. // под общ. ред. А.И. Бастрыкина – М.: Экзамен, 2014. С. 325-339.
2 Криминалистика. Учебник / под ред. А.Ф. Волынского и В.П. Лаврова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право. 2008. С. 302-317.
3 Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений: Монография. М.: Мир безопасности, 2000. 157 с.
4 Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа как системная мера криминалистической профилактики преступлений // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики: Второй Всероссийский «круглый стол», 20-21 июля 2002 года: Сб. матер. – Ростов-н-Д: РЮИ МВД России, 2002. С. 288-292.
5 Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и судебная психофизиологическая экспертиза // Роль и значение деятельности профессора Р.С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики: Матер. Междунар. науч. конф. (к 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). – М.: АУ МВД России, 2002. С. 422-426.
6 Холодный Ю.И. Комплексная методика специального психофизиологического исследования с применением полиграфа. (Утверждена 12.06.1995 г.) – М.: ИК ФСБ России, 1995. 66 с.
7 Видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Матер. Междунар. науч.-практ. форума. – Саратов: СЮИ МВД России, 2006. С. 90-96.
8 Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления // Вестник криминалистики. 2009. Вып. 1(29). С. 50-59; Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: проблема допустимости // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2009. № 12. С. 83-88; Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Процессуальные проблемы применения полиграфа при расследовании уголовных дел // Вестник криминалистики. 2012. Вып. 4(44). С. 28-34; Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Процессуальные вопросы применения полиграфа при расследовании уголовных дел // Уголовный процесс. 2013. № 3. С. 28-35; Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Использования полиграфа в уголовном процессе: рекомендации по оценке экспертизы // Уголовный процесс. 2013. № 8. С. 64-73 и др.
9 Николаев А.Ю. Оценка качества психофизиологических исследований: полемика и практические последствия//Уголовный процесс. 2013. №10. С.77-83
10 Видовая экспертная методика…, С. 93.
11 Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления // Вестник криминалистики. 2008. Вып. 1(25). С. 25-33.
12 Видовая экспертная методика…, С. 95-96.
13 Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Процессуальные проблемы применения полиграфа при расследовании уголовных дел // Актуальные проблемы применения норм уголовно-процессуального права при расследовании преступлений: матер. Междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 26 октября 2012 г.) – М.: Изд. ООО «Буки Веди», 2012. С. 319.
14 Видовая экспертная методика…, С. 95.
15 Николаев А.Ю. Оценка качества…, С. 78.
16 Методика производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа. – М.: Институт криминалистики ЦСТ ФСБ России, 2009. 31 с.
17 Орлов Ю.К., Холодный Ю.И. Процессуальные проблемы…, С. 313-321.
18 Следует отметить, что «запущенное» состояние дел в области методического обеспечения СПфЭ привлекло внимание государственных экспертных учреждений МВД, ФСБ, Минобороны, Минюста и иных ведомств: в последнюю декаду 2014 г. прошло рабочее совещание руководителей этих учреждений, на котором были внесены предложения о проведении скоординированных действий по выходу из создавшегося положения.
19 Холодный Ю.И., Орлов Ю.К. Типовая методика производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. – М.: Академия СК России, 2014. 53 с.
20 Там же, С. 16.
21 Там же, С. 9.
22 Там же, С. 29.
23 Там же, С. 29-30.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Новости по теме