Иванов Р.С. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА

Иванов Р.С. Методические основы психофизиологических исследований с применением полиграфа.
Международный научный журнал «Вестник психофизиологии». 2017. № 2. С. 68-75.


Ключевые слова: полиграф, психофизиологическое исследование, информация в памяти, вегетативные реакции, значимость, универсальные свойства стимулов, эмоциональное напряжение, тревога, гиперреактивность.

Любой научный метод разрабатывается на основе определённой теории, выступающей его необходимой предпосылкой. Эффективность, сила того или иного метода обусловлены содержательностью, глубиной, фундаментальностью теории, которая «сжимается в метод». Теория, отражая действительность, преобразуется, трансформируется в метод посредством разработки, формулирования вытекающих из неё предписаний, принципов, правил, приёмов и проч. [11, с. 311-312].

Это в полной мере относится и к теоретической концепции, на которой базируется психофизиологическое исследование с применением полиграфа (ПФИ). Такая концепция должна описывать механизмы, обусловливающие дифференцированное возникновение реакций: у лиц, скрывающих информацию – на одни стимулы предъявленного вопросника, а у лиц, не скрывающих информацию – на другие стимулы того же вопросника. Объяснение феномена дифференцированного реагирования и является главной научно-практической задачей профессионального сообщества полиграфологов.

В 2005 году вышла известная статья Ю.И. Холодного «Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научные основы», посвящённая научно-теоретическому обоснованию механизмов, лежащих в основе ПФИ. В связи с этим мы не будем подробно останавливаться на рассмотренных в статье «теориях полиграфа», однако справедливо отметим, что за прошедшие годы эта работа остаётся наиболее полным обзором в специальной литературе, посвящённой данному вопросу [22, с. 61-86].

Тщательный анализ имеющихся на сегодняшний день «теорий полиграфа» позволяет убедиться в том, что все эти концепции имеют единое происхождение, а феномены, наблюдаемые в ситуации ПФИ, наиболее полно и органично могут быть объяснены в парадигме Теории целенаправленного тестирования памяти, разработанной Ю.И. Холодным в 1987 году. В результате теоретических и эмпирических исследований учёный приходит к выводу, что «в ходе тестирования на полиграфе образы событий (явлений), хранящиеся в памяти человека, могут быть намеренно актуализированы с помощью целевой установки и далее обнаружены по регистрируемым физиологическим реакциям, возникающим в ответ на предъявляемые ему (человеку) специальным образом подобранные и сгруппированные стимулы» [22, с. 85]. «Теорию памяти» автор развивает и в других своих работах.

Позже мы выдвинули схожий тезис: «в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа, информация об интересующем событии прошлого, содержащаяся в памяти исследуемого лица, выступает в качестве системообразующего фактора, формирующего посредством взаимодействия с механизмами эмоций и мотиваций более сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием прошлого» [8, с. 19].

Для доказательства этого тезиса необходимо рассмотреть несколько базовых психологических положений, описать общие принципы действия механизма, позволяющего выявлять скрываемую информацию у исследуемого на полиграфе лица и схематично воссоздать всю последовательность событий, протекающих в ситуации ПФИ: от предъявления стимула до регистрации вегетативных реакций.

Память представляет собой совокупность процессов, обеспечивающих восприятие, запечатление, хранение, извлечение (воспроизведение) и забывание информации. Посредством сенсорных систем, события (явления, предметы, объекты) прошлого, участником или свидетелем которых стал человек, воспринимаются и запечатлеваются в его памяти в виде идеальных следов – энграмм, являющихся носителями информации об этих событиях. При этом человек запоминает и условия, сопутствующие запечатлению информации: время, место, источник информации, а также другие обстоятельства её получения [1; 19, с. 5].

В коре большого мозга информация кодируется с помощью механизмов памяти. Сущность процесса кодирования состоит в том, что электрофизиологические процессы (кратковременная память) вызывают нейрохимические реакции в нейронах (промежуточная память), которые в свою очередь вызывают структурные изменения в нейронах – информация кодируется с помощью синтеза белка (долговременная память) [20, с. 373]. Хранящаяся в памяти информация служит базой для работы высших психических функций: мышления, воображения, речи. На основе знаний, получаемых всей совокупностью познавательных процессов, человек регулирует свое поведение с помощью аффективных (эмоции и чувства) и волевых процессов.

В ситуации ПФИ любой человек испытывает доминирующую потребность в самосохранении (в безопасности) независимо от того скрывает он информацию об интересующем событии прошлого или не скрывает. На основе доминирующей потребности формируется соответствующая мотивация, т.е. побуждение организма к действию с целью удовлетворения такой потребности. Общая эффективность мотивации зависит от уровня тревоги, которая служит показателем силы мотивации. Если тревога достаточно велика, то повышается уровень внимания к изменениям внешней среды – стимулам, предъявляемым в ходе ПФИ. При этом каждый отдельно предъявляемый стимул воспринимается с одинаковым уровнем внимания, позволяющим впоследствии произвести его когнитивно-прагматическую оценку.

Некоторые стимулы (например, проверочные) несут в себе информацию, охватывающую отдельное обстоятельство или характеристику интересующего полиграфолога события прошлого.

Восприятие стимулов осуществляется периферическим отделом сенсорной системы с помощью трансформации энергии стимула в рецепторный потенциал, инициирующий нервный импульс. Этот импульс распространяется по специфическим и неспецифическим путям проводникового отдела сенсорной системы, обеспечивающим прохождение сигнала от рецепторов до коры большого мозга. В корковом отделе осуществляется конечный анализ и синтез поступающей информации и формируется информационный «образ» стимула, его нервная модель.

Далее происходит сравнение информации, содержащейся в «образе» стимула с информацией, хранящейся в памяти, полученной в результате накопления исследуемым лицом жизненного опыта (фенотипическая память). При совпадении информации, содержащейся в «образе» стимула, с информацией в памяти, происходит активация её следов (извлечение информации), которые сигнализируют, что информация в стимуле имеет значение для удовлетворения имеющейся в ситуации ПФИ доминирующей потребности в самосохранении и стимул становится значимым.

Затем возбуждение распространяется в нисходящем направлении на эмоциогенные подкорковые центры (в частности, на лимбическую систему), формируя отрицательные эмоции исследуемого на полиграфе лица. При этом эмоции реализуют свою отражательно-оценочную функцию, оценивая значимость предъявляемых стимулов для удовлетворения потребности исследуемого лица. Таким образом, эмоции являются той системой сигналов, посредством которой человек узнаёт о значимости предъявляемых стимулов.

Эмоциональное возбуждение включает в себя и периферические компоненты. Оно развивается в нисходящем направлении из лимбических структур через соматическую, вегетативную нервную систему и через соответствующие биологически активные вещества на скелетную мускулатуру, эндокринные железы и внутренние органы. Вследствие генерализированного распространения на периферические органы отрицательная эмоция охватывает практически весь организм, в том числе, вызывая динамику вегетативных функций организма – вегетативные реакции.

Возникновение реакций на значимый стимул представляет собой биологически детерминированный адаптационный ответ организма на потенциально опасные изменения внешней среды в целях формирования необходимого приспособительного эффекта.

В схематически описанной выше последовательности событий, протекающих в ходе проведения психофизиологического исследования, от предъявления стимула до регистрации вегетативных реакций, центральным процессом является оценка значимости стимула. В науках, изучающих физиологические основы психической деятельности человека, значимость стимула – это психологическая характеристика, которая определяется отношением содержащейся в стимуле информации к смыслу решаемой субъектом задачи [3; 4; 9; 14, с. 21-23; 22, с. 80; и др.].

При этом субъект способен определить, что информация, содержащаяся в стимуле, имеет отношение к смыслу решаемой им задачи только путём извлечения из памяти информации о связи стимула с этой задачей. Поэтому важной особенностью психологического механизма оценки значимости стимула является то, что в этом процессе основные функции принимает на себя фенотипическая память: информация о значимости стимула извлекается из памяти человека [2, с. 57; 3; 5, с. 11-12; 6, с. 304-306; 7, с. 112-115; 10, с. 24; 12, с. 253-254; 13, с. 91-92; 15, с. 280-281; 17, с. 194-195; 21, с. 237].

Необходимо подчеркнуть, что процесс извлечения из памяти информации (в результате сравнения информации в стимуле с информацией, хранящейся в памяти) об интересующем событии прошлого и соотнесения её с имеющейся потребностью в самосохранении является не абстрактным явлением, а конкретным физиологическим событием, которое может быть зафиксировано с помощью методов вызванных потенциалов и функциональной магнитно-резонансной томографии. Например, окончательное означивание стимула отражается в волне Р300 ВП преимущественно в передних отделах коры больших полушарий [6, с. 319; 7, с. 219-220; 10, с. 51-57, 106].

Таким образом, механизм оценки значимости стимула заключается в том, что на фоне доминирующей потребности в самосохранении, информация, содержащаяся в стимуле, сравнивается с информацией, хранящейся в памяти, и результаты такого сравнения соотносятся с задачами, решаемыми в данной ситуации субъектом – удовлетворение потребности в самосохранении.

Механизм оценки значимости стимула содержит в себе три компонента:
1) информация в стимуле;
2) наличие/отсутствие информации в памяти, соответствующей информации в стимуле;
3) потребность в самосохранении, связанная с ситуацией ПФИ.
Как видно, только компонент 2 является переменной и способен к изменению своего качества, в то время как компоненты 1 и 3 остаются постоянными.

С целью выявления значимости для исследуемого на полиграфе лица каких-либо стимулов и определения связи между ними и вегетативными реакциями, возникающими в ответ на их предъявление, эти стимулы формулируют специальным образом и группируют в наборы, называемые вопросниками (тестами). Вопросники могут содержать нейтральные, контрольные и проверочные стимулы. Исходя из механизмов оценки значимости этих стимулов можно сформулировать их универсальные свойства.

Нейтральный стимул (НС):
1) не содержит информацию об интересующем событии прошлого, которое является причиной проведения ПФИ;
2) содержит информацию, соответствующую информации, хранящейся в памяти;
3) не содержит информацию, связанную с имеющейся у исследуемого лица доминирующей потребностью в самосохранении.

При предъявлении нейтрального стимула (например, «Сегодня среда?»), не несущего в себе информацию об интересующем событии прошлого из памяти извлекается соответствующая информация, которая сигнализирует, что стимул не связан с имеющейся потребностью в самосохранении. В результате стимул оценивается как не значимый и сильные вегетативные реакции не возникают. Такая ситуация типична для исследуемого лица, независимо от степени его вовлечённости в интересующее специалиста событие прошлого, то есть «непричастного» или «причастного».

Контрольный стимул (КС сравнения):
1) не содержит информацию об интересующем событии прошлого, которое является причиной проведения ПФИ;
2) содержит информацию, соответствующую информации, хранящейся в памяти;
3) содержит/не содержит информацию, связанную с имеющейся у исследуемого лица доминирующей потребностью в самосохранении.

При предъявлении контрольного стимула (например, «До 2017 года Вы совершали кражи?») важную роль начинает играть степень вовлечённости исследуемого лица в событие прошлого, интересующее полиграфолога.

У «непричастного», предъявляемый контрольный стимул не содержит в себе информацию об интересующем событии прошлого, но несет информацию о другом событии, связанным с потребностью в самосохранении. Из памяти извлекается информация, тождественная информации в стимуле и сигнализирует о том, что стимул связан с актуальной потребностью в самосохранении. В результате стимул оценивается как значимый, после чего возникают сильные вегетативные реакции.

У «причастного», предъявляемый контрольный стимул не содержит в себе информацию об интересующем событии прошлого, но несет информацию о другом событии, которое у «причастного» не связано с потребностью в самосохранении. Из памяти извлекается информация, соответствующая информации в стимуле, которая сигнализирует, что стимул не связан с имеющейся потребностью в самосохранении. В результате стимул оценивается как незначимый и сильные вегетативные реакции не возникают.

Проверочный стимул (ПС):
1) содержит информацию об интересующем событии прошлого, которое является причиной проведения ПФИ;
2) содержит/не содержит информацию, соответствующую информации, хранящейся в памяти;
3) содержит/не содержит информацию, связанную с имеющейся у исследуемого лица доминирующей потребностью в самосохранении.

При предъявлении проверочного стимула (например, «Деньги из сейфа взяли Вы?»), также важную роль играет степень вовлечённости исследуемого лица в интересующее специалиста событие прошлого.

У «непричастного», предъявляемый проверочный стимул несёт в себе информацию об интересующем полиграфолога событии прошлого, но информация, соответствующая информации в стимуле из памяти не извлекается, поскольку она там отсутствует и стимул становится незначимым для удовлетворения потребности в самосохранении. Таким образом, сильные вегетативные реакции на проверочный стимул не возникают.

У «причастного», в ответ на предъявление проверочного стимула, содержащего в себе информацию об интересующем событии прошлого, из памяти извлекается соответствующая информация, сигнализирующая, что стимул имеет отношение к решаемой субъектом задаче в ситуации ПФИ – удовлетворение потребности в самосохранении и стимул становится значимым для исследуемого лица, что приводит к появлению сильных вегетативных реакций.

Для наглядности, универсальные свойства стимулов, участвующие в механизмах оценки их значимости, и связанные с возникновением вегетативных реакций у исследуемых на полиграфе лиц, представлены в Таблице 1.


Иванов Р.С. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА


Наличие или отсутствие в фенотипической памяти информации об интересующем событии прошлого является той переменной, которая наделяет стимул значимостью и формирует дифференцированное проявление вегетативных ответов на стимулы – реакции более сильные или менее сильные. Если в памяти имеется информация об интересующем событии прошлого, реакции будут более выраженные и устойчивые, если такой информации в памяти нет – менее выраженные и неустойчивые.

В ситуации корректного применения полиграфа, у лица, фактически причастного к интересующему событию прошлого (например, краже денег из сейфа), в памяти имеется информация о его непосредственном участии в этом событии, поэтому наиболее значимым для него будут проверочные стимулы. Для лица непричастного к указанному событию прошлого, проверочные стимулы окажутся менее значимыми. Бо́льшую значимость в такой ситуации приобретают иные стимулы, например, контрольные. Другими словами, проверочный стимул, несущий в себе информацию об интересующем событии прошлого, запечатлённом в памяти, становится более значимым, чем контрольный стимул или менее значимым, если такой информации в памяти исследуемого лица нет.

На основании того, какие стимулы оказались наиболее значимыми для исследуемого лица в ситуации ПФИ и вызвали в ответ на их предъявление более сильные реакции – проверочные или другие вопросы, принимается решение о наличии или отсутствии в его памяти информации о событии прошлого, послужившего причиной применения полиграфа.

В том случае, если самые сильные вегетативное реакции были зарегистрированы в ответ на предъявление проверочного стимула, полиграфолог принимает решение, что в памяти исследуемого лица имеется такая информация, если самые сильные реакции получены на другой вопрос, то принимается решение об отсутствии в памяти интересующей информации. Далее, основываясь на общеизвестных принципах запечатления в памяти информации, с определённой вероятностью возможно установить, произошло ли в прошлом интересующее событие или нет.

Таким образом, при корректном производстве психофизиологического исследования с применением полиграфа специалист оценивает вегетативные реакции субъекта на предъявляемые стимулы, после чего выносит суждение об их значимости, которая может свидетельствовать о наличии в памяти человека информации о событии прошлого, которую несут в себе идеальные следы.

Однако следует отметить случаи, когда у исследуемых лиц, в памяти которых не было информации об интересующем событии прошлого, тем не менее, наблюдались сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием. Эта проблема не является до конца изученной. По всей видимости такое «неадекватное» реагирование может быть связано с компенсаторной функцией эмоций, вызывающей специфическое функциональное состояние. Эмоциональное напряжение, нередко наблюдаемое в ситуации ПФИ, способствует расширению диапазона извлекаемых из памяти энграмм и одновременно снижает критерии «принятия решения» (о значимости стимула – Р.И.) при сопоставлении этих энграмм с наличными стимулами. Чем сильнее тревога, тем чаще субъект отвечает на нейтральный стимул как на аверсивный (значимый) [16, с. 118; 18, с. 38].

Функциональное состояние, при котором «непричастное» исследуемое лицо демонстрирует неадекватное реагирование на стимулы, несущие информацию об интересующем событии прошлого, называют гиперреактивностью.

Своевременная диагностика и коррекция гиперреактивности в ситуации ПФИ, преодоление её негативных последствий является одной из самых важных задач профессионального сообщества полиграфологов, которая ещё ждёт своего решения.


Литература

1. Агафонов А.Ю. Закон тотальной сохранности мнемических следов: опыт эмпирического обобщения. Вестник Самарского государственного университета. Психология, 2002 (3) // URL: http://vestniksamgu.ssau.ru/gum/2002web3/psyh/200230801.html (дата обращения: 20.04.17).
2. Батуев А.С. Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем: Учебник для вузов. 3 изд. СПб.: Питер, 2008. – 317 с.: ил.
3. Бехтель Э.Е. Оценочные процессы // Lib.ru: Журнал «Самиздат». 2013. URL: http://samlib.ru/b/behtelx_e_e/ocenochnyeprocessy.shtml (дата обращения: 20.04.17).
4. Большой психологический словарь. М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003.
5. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Память и следы условного возбуждения. В сб.: Структурно-функциональные основы механизмов памяти / Отв. ред. Е.А. Громова. М.: Наука, 1976. С. 10-25.
6. Данилова Н.Н. Психофизиология: учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2012. 368 с.
7. Иваницкий А.М. Мозговые механизмы оценки сигналов. М., Медицина, 1976. 298 с.
8. Иванов Р.С. «Закон силы» в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Научный журнал «Вестник психофизиологии», № 2, 2016. С. 12-21.
9. Кондаков И.М. Психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак. 2003. 512 с.
10. Костандов Э.А. Психофизиология сознания и бессознательного. СПб.: Питер, 2004. 167 с.: ил.
11. Кохановский В.П. Основы философии науки: учебное пособие для аспирантов / В.П. Кохановский [и др.] Изд. 5-е. Ростов н/Д: Феникс, 2007. 603 с.
12. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию: учебное пособие по курсу: «Общая и возрастная психофизиология». М.: Изд-во МПСИ, Флинта, 2014. 400 с.
13. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. М.: Прогресс, 1981. 232 с.
14. Никандров В.В. Психофизика и психофизические методы. Учебное пособие. СПб.: Речь, 2005.
15. Николаева Е.И. Психофизиология. Психологическая физиология с основами физиологической психологии: Учебник. М.: ПЕР СЭ; Логос, 2003. 544 с.
16. Основы психофизиологии: Учебник / Отв. ред. Ю.И. Александров. М.: ИНФРА-М, 1997.
17. Психофизиология: учебник для вузов / Под ред. Ю.И. Александрова. 4-е изд., доп. и перераб. СПб.: Питер, 2016. 464 с.
18. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М.: Наука, 1981.
19. Соколов Е.Н. Механизмы памяти. М.: Изд. Московского университета, 1969. 176 с.
20. Физиология и психофизиология: учебник для клинических психологов / Под ред. М.А. Медведева, В.М. Смирнова. М.: Медицинское информационное агентство, 2013. 616 с.
21. Филимонов В.И. Физиологические основы психофизиологии. М.: МЕДпресс-информ, 2003. 320 с.
22. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественнонаучные основы. Полиграф в России 1993-2008. Ретроспективный сборник научных статей, посвящённый 15-летию применения полиграфа в РФ. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. 177 с.


СКАЧАТЬ СТАТЬЮ: Ivanov-R.S.-Statya-Metodicheskie-osnovy-PFI-2017.pdf [1,07 Mb]



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Новости по теме