Иванов Р.С. Междисциплинарность в общественной практике: психофизиологические исследования с применением полиграфа

Иванов Р.С. Междисциплинарность в общественной практике: психофизиологические исследования с применением полиграфа. Материалы Второй ежегодной Всероссийской научной конференции «Междисциплинарность в современном социально‐гуманитарном знании – 2017. Академический мир в междисциплинарных практиках» (Ростов‐на‐Дону, 22–24 июня 2017 г.). Том 2. Часть 2 С. 165-175.


Резюме: В настоящее время специалистами отечественной и зарубежной психологии в общественную практику внедряется междисциплинарный метод психофизиологических исследований с применением полиграфа, находящийся на стыке биологических, психологических и юридических наук.
В статье раскрываются методические основы психофизиологического исследования с применением полиграфа, доказываются положения теории целенаправленного тестирования памяти, которые лежат в основе метода. Автор описывает принципы действия механизма, позволяющего выявлять скрываемую субъектом информацию и схематично воссоздаёт всю последовательность событий, протекающих в ситуации психофизиологического исследования: от предъявления стимула до регистрации вегетативных реакций.
В работе рассмотрен механизм оценки значимости стимулов в ситуации применения полиграфа, который заключается в том, что на фоне доминирующей потребности в самосохранении, информация, содержащаяся в стимуле, сравнивается с информацией, хранящейся в памяти, и результаты такого сравнения соотносятся с задачами, решаемыми в данной ситуации субъектом и направленными на удовлетворение потребности в самосохранении.
Автор описывает методологический принцип принятия решения по результатам применения полиграфа: полиграфолог оценивает вегетативные реакции субъекта на предъявляемые стимулы, после чего выносит суждение об их ситуационной значимости, которая может свидетельствовать о наличии в памяти человека информации о событии прошлого.
В статье отмечены случаи, когда в памяти исследуемых лиц не было информации об интересующем событии прошлого, однако наблюдались сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием. Такое реагирование может быть обусловлено эмоциональным напряжением, способствующим расширению диапазона извлекаемых из памяти энграмм и одновременно снижающим критерии «принятия решения» о значимости стимула при сопоставлении этих энграмм с наличными стимулами. Подобное функциональное состояние называют гиперреактивностью.

Ключевые слова: полиграф; информация в памяти; реакции; значимость; эмоциональное напряжение; гиперреактивность.


ТЕКСТ СТАТЬИ


В условиях развития мирового экономического кризиса от нашего общества требуется постоянное расширение и совершенствование методов повышения эффективности принятия политических, управленческих и правовых решений. Важную роль в этом процессе могут сыграть междисциплинарные исследования. В настоящее время специалистами отечественной и зарубежной психологии в общественную практику внедряется метод психофизиологических исследований с применением полиграфа, находящийся на стыке биологических, психологических и юридических наук.

Полиграфы, применяемые при производстве психофизиологических исследований, часто неверно именуют «детекторами лжи». Это принципиально неверно – никакую ложь или правду полиграф не выявляет. Однако, этот прибор, осуществляя регистрацию вегетативных реакций, в совокупности с методикой обращения к психике человека и логическими правилами оценки регистрируемых реакций обеспечивает реализацию психофизиологического метода «детекции лжи» [Криминалистика, 2008].

Традиционно ПФИ применяют для решения задач двух видов:
1. С целью профилактики правонарушений в интересах отбора и расстановки кадров.
2. С целью получения информации в ходе различного рода расследований (служебных разбирательств, осуществления оперативно-розыскной деятельности, производстве экспертных исследований).
Важнейшим условием использования полиграфа является добровольное согласие исследуемого лица на проведение ПФИ, которое от него получают в письменном виде по установленной форме. Такого же мнения придерживаются, и американские специалисты [Паттон, 2013].

Мы полагаем, что «в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа, информация об интересующем событии прошлого, содержащаяся в памяти исследуемого лица, выступает в качестве системообразующего фактора, формирующего посредством взаимодействия с механизмами эмоций и мотиваций более сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием прошлого» [Иванов, 2016].

Для обоснования этого тезиса необходимо рассмотреть несколько базовых психологических положений, описать общие принципы действия механизма, позволяющего выявлять скрываемую информацию у исследуемого на полиграфе лица, и схематично воссоздать всю последовательность событий, протекающих в ситуации ПФИ: от предъявления стимула до регистрации вегетативных реакций.

Память представляет собой совокупность процессов, обеспечивающих восприятие, запечатление, хранение, извлечение (воспроизведение) и забывание информации. Посредством сенсорных систем, события (явления, предметы, объекты) прошлого, участником или свидетелем которых стал человек, воспринимаются и запечатлеваются в его памяти в виде идеальных следов – энграмм, являющихся носителями информации об этих событиях. При этом человек запоминает и условия, сопутствующие запечатлению информации: время, место, источник информации, а также другие обстоятельства её получения [Агафонов, 2002; Соколов, 1969].
В коре большого мозга информация кодируется с помощью механизмов памяти. Сущность процесса кодирования, состоит в том, что электрофизиологические процессы (кратковременная память) вызывают нейрохимические реакции в нейронах (промежуточная память), которые в свою очередь вызывают структурные изменения в нейронах – информация кодируется с помощью синтеза белка (долговременная память) [Физиология и психофизиология …, 2013]. Хранящаяся в памяти информация служит базой для работы высших психических функций: мышления, воображения, речи. На основе знаний, получаемых всей совокупностью познавательных процессов, человек регулирует свое поведение с помощью аффективных (эмоции и чувства) и волевых процессов.

В ситуации ПФИ любой человек испытывает доминирующую потребность в самосохранении (в безопасности) независимо от того скрывает он информацию об интересующем событии прошлого или не скрывает. На основе доминирующей потребности формируется соответствующая мотивация, т.е. побуждение организма к действию с целью удовлетворения такой потребности. Общая эффективность мотивации зависит от уровня тревоги, которая служит показателем силы мотивации. Если тревога достаточно велика, то повышается уровень внимания к изменениям внешней среды – стимулам, предъявляемым в ходе ПФИ. При этом каждый отдельно предъявляемый стимул воспринимается с одинаковым уровнем внимания, позволяющим впоследствии произвести его когнитивно-прагматическую оценку.
Некоторые стимулы несут в себе информацию, охватывающую отдельное обстоятельство или характеристику устанавливаемого события прошлого.
Восприятие стимулов осуществляется периферическим отделом сенсорной системы с помощью трансформации энергии стимула в рецепторный потенциал, инициирующий нервный импульс. Этот импульс распространяется по специфическим и неспецифическим путям проводникового отдела сенсорной системы, обеспечивающим прохождение сигнала от рецепторов до коры большого мозга. В корковом отделе осуществляется конечный анализ и синтез поступающей информации и формируется информационный «образ» стимула, его нервная модель.
Далее происходит сравнение информации, содержащейся в «образе» стимула с информацией, хранящейся в памяти, полученной в результате накопления исследуемым лицом жизненного опыта (фенотипическая память). При совпадении информации, содержащейся в «образе» стимула, с информацией в памяти, происходит активация её следов (извлечение информации), которые сигнализируют, что информация в стимуле имеет значение для удовлетворения имеющейся в ситуации ПФИ доминирующей потребности в самосохранении и стимул становится значимым.
Затем возбуждения распространяются в нисходящем направлении на эмоциогенные подкорковые центры (в частности, на лимбическую систему), формируя отрицательные эмоции исследуемого на полиграфе лица. При этом эмоции реализуют свою отражательно-оценочную функцию, оценивая значимость предъявляемых стимулов для удовлетворения потребности исследуемого лица. Таким образом, эмоции являются той системой сигналов, посредством которой человек узнаёт о значимости предъявляемых стимулов.
Эмоциональное возбуждение включает в себя и периферические компоненты. Оно развивается в нисходящем направлении из лимбических структур через соматическую, вегетативную нервную систему и через соответствующие биологически активные вещества на скелетную мускулатуру, эндокринные железы и внутренние органы. Вследствие генерализированного распространения на периферические органы отрицательная эмоция охватывает практически весь организм, в том числе, вызывая динамику вегетативных функций организма – вегетативные реакции.

В схематически описанной выше последовательности событий, протекающих в ходе проведения психофизиологического исследования, от предъявления стимула до регистрации вегетативных реакций, центральным процессом является оценка значимости стимула. В науках, изучающих физиологические основы психической деятельности человека, значимость стимула – это психологическая характеристика, которая определяется отношением содержащейся в стимуле информации к смыслу решаемой субъектом задачи [Бехтель, 2013; Большой психологический словарь, 2003; Кондаков, 2003; Никандров, 2005; Холодный, 2008].
При этом субъект способен определить, что информация, содержащаяся в стимуле, имеет отношение к смыслу решаемой им задачи только путём извлечения из памяти информации о связи стимула с этой задачей. Поэтому важной особенностью психологического механизма оценки значимости стимула является то, что в этом процессе основные функции принимает на себя фенотипическая память: информация о значимости стимула извлекается из памяти человека [Батуев, 2008; Бехтель, 2013; Воронин, Коновалов, 1976; Данилова, 2012; Иваницкий, 1976; Костандов, 2004; Найссер, 1981; Николаева, 2003; Психофизиология …, 2016; Филимонов, 2003].
Необходимо подчеркнуть, что процесс извлечения из памяти информации (в результате сравнения информации в стимуле с информацией, хранящейся в памяти) об интересующем событии прошлого и соотнесения её с имеющейся потребностью в самосохранении является не абстрактным явлением, а конкретным физиологическим событием, которое может быть зафиксировано с помощью методов вызванных потенциалов и функциональной магнитно-резонансной томографии. Например, окончательное означивание стимула отражается в волне Р300 ВП преимущественно в передних отделах коры больших полушарий [Данилова, 2012; Иваницкий, 1976; Костандов, 2004].

Таким образом, механизм оценки значимости стимула заключается в том, что на фоне доминирующей потребности в самосохранении, информация, содержащаяся в стимуле, сравнивается с информацией, хранящейся в памяти, и результаты такого сравнения соотносятся с задачами, решаемыми в данной ситуации субъектом – удовлетворение потребности в самосохранении.
Наличие или отсутствие в фенотипической памяти информации об интересующем событии прошлого является той переменной, которая наделяет стимул значимостью и формирует дифференцированное проявление вегетативных ответов на стимулы – реакции более сильные или менее сильные. Если в памяти имеется информация об интересующем событии прошлого, реакции будут более выраженные и устойчивые, если такой информации в памяти нет – менее выраженные и неустойчивые.

Однако следует отметить случаи, когда у исследуемых лиц, в памяти которых не было информации об интересующем событии прошлого, тем не менее, наблюдались сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием. Эта проблема не является до конца изученной. По всей видимости такое «неадекватное» реагирование может быть связано с компенсаторной функцией эмоций, вызывающей специфическое функциональное состояние. Эмоциональное напряжение, нередко наблюдаемое в ситуации ПФИ, способствует расширению диапазона извлекаемых из памяти энграмм и одновременно снижает критерии «принятия решения» (о значимости стимула – Р.И.) при сопоставлении этих энграмм с наличными стимулами. Чем сильнее тревога, тем чаще субъект отвечает на нейтральный стимул как на аверсивный (значимый) [Основы психофизиологии …, 1997; Симонов, 1981].
Функциональное состояние, в ходе которого «непричастное» исследуемое лицо демонстрирует неадекватное реагирование на стимулы, несущие информацию об интересующем событии прошлого, называют гиперреактивностью.
Своевременная диагностика и коррекция гиперреактивности в ситуации ПФИ, преодоление её негативных последствий является одной из главных задач профессионального сообщества полиграфологов, которая ещё ждёт своего решения.

Междисциплинарное взаимодействие – отличительная черта современной науки и других типов интеллектуального производства. Сегодня в большинстве наук решение крупной проблемы невозможно без междисциплинарного взаимодействия ученых [Междисциплинарность…, 2010]. Всё это в полной мере относится и к нерешённым проблемам метода психофизиологических исследований с применением полиграфа.


Библиографические ссылки

1. Батуев А.С. Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем: Учебник для вузов. 3 изд. СПб., 2008. С. 57.
2. Большой психологический словарь. М. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003.
3. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Память и следы условного возбуждения. В сб.: Структурно-функциональные основы механизмов памяти / Отв. ред. Е.А. Громова. М., 1976. С. 10-25.
4. Данилова Н.Н. Психофизиология: учебник для вузов. М., 2012.
5. Иваницкий А.М. Мозговые механизмы оценки сигналов. М., 1976. С. 112-115.
6. Иванов Р.С. «Закон силы» в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Научный журнал «Вестник психофизиологии», № 2, 2016. С. 12-21.
7. Кондаков И.М. Психологический словарь. М., 2003.
8. Костандов Э.А. Психофизиология сознания и бессознательного. СПб., 2004. С. 24.
9. Криминалистика: учебник / Под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. М., 2008. С. 305.
10. Междисциплинарность в науках и философии. Рос. акад. наук, Ин-т философии; Отв. ред. И.Т. Касавин. М., 2010. С. 2.
11. Найссер У. Познание и реальность. Смысл и принципы когнитивной психологии. М., 1981. с. 91-92.
12. Николаева Е.И. Психофизиология. Психологическая физиология с основами физиологической психологии: Учебник. М., 2003. С. 280-281.
13. Никандров В.В. Психофизика и психофизические методы. Учебное пособие. СПб., 2005. С. 21-23.
14. Основы психофизиологии: Учебник / Отв. ред. Ю.И. Александров. М., 1997. С. 118.
15. Паттон С.А. Интегрированный метод сравнения зон. Европейские Полиграф. 2013. Вып. 7. № 3 (25). С. 114.
16. Психофизиология: учебник для вузов / Под ред. Ю.И. Александрова. 4-е изд., доп. и перераб. СПб., 2016. С. 194-195.
17. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М., 1981. С. 38.
18. Соколов Е.Н. Механизмы памяти. М., 1969. С. 5.
19. Физиология и психофизиология: учебник для клинических психологов / Под ред. М.А. Медведева, В.М. Смирнова. М., 2013. С. 373.
20. Филимонов В.И. Физиологические основы психофизиологии. М., 2003. С. 237.
21. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественнонаучные основы. Полиграф в России 1993-2008. Ретроспективный сборник научных статей, посвящённый 15-летию применения полиграфа в РФ. М., 2008. С. 80.
22. Агафонов А.Ю. Закон тотальной сохранности мнемических следов: опыт эмпирического обобщения. Вестник Самарского государственного университета. Психология, 2002 (3) // URL: http://vestniksamgu.ssau.ru/gum/2002web3/psyh/200230801.html (дата обращения: 17.05.17).
23. Бехтель Э.Е. Оценочные процессы // Lib.ru: Журнал «Самиздат». 2013. URL: http://samlib.ru/b/behtelx_e_e/ocenochnyeprocessy.shtml (дата обращения: 17.05.17).



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Новости по теме