Суворова Л.А. Идеальные следы в криминалистике

Суворова Л.А. Идеальные следы в криминалистикеСуворова Л.А. Идеальные следы в криминалистике
ВВЕДЕНИЕ.
ГЛАВА I. КРИМИНАЛИСТИКА - НАУКА О СЛЕДОВЕДЕНИИ.
§ 1. Генезис и сущность криминалистически значимых следов преступления.
§ 2. Понятие и классификация следов в криминалистике.
ГЛАВА II. ИДЕАЛЬНЫЕ СЛЕДЫ КАК ЧАСТЬ ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ КРИМИНАЛИСТИКИ.
§ 1. Криминалистическая энграммология (постановка проблемы).
§ 2. Закономерности механизма формирования, существования и использования идеальных следов как предметной области криминалистики.
ГЛАВА III. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛУЧЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИДЕАЛЬНЫХ СЛЕДОВ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
§ 1. Основные традиционные криминалистические средства и способы работы с идеальными следами при расследовании преступлений и связанные с ними проблемы.
§ 2. Проблемы нетрадиционных средств и способов работы с идеальными следами при расследовании преступлений и возможные пути их разрешения.
Актуальность темы исследования. Важнейшей задачей теории и практики криминалистики является обеспечение эффективности и качества уголовно — процессуального исследования преступлений в условиях неукоснительного соблюдения законности, прав, свобод и законных интересов лиц, в том или ином статусе вовлекаемых в орбиту уголовного судопроизводства.
Необходимость выполнения этой задачи и очерчивает, по существу, предметную область криминалистики как, в первую очередь, науки о закономерностях возникновения и «переработки» уголовно - релевантной информации (Р. С. Белкин и др.). Она же, как известно, существует в двух видах: информации материальной и информации идеальной.
Названные закономерности и связанные с ними проблемы использования материальной уголовно - релевантной информации издавна глубоко и всесторонне изучаются криминалистикой (в частности, трасологией и идентификацией как наиболее стабильными ее элементами).
Применительно же к идеальной уголовно - релевантной информации такие закономерности и проблемы до настоящего времени, чаще всего, исследовались в науках психологического цикла, с позиций общей и судебной психологии (В. Л. Васильев, Г. Г. Доспулов, А. В. Дулов, А. Р. Ратинов, Л. Б. Филонов и др.). В тоже время, несомненно, специфика этой информации с неизбежностью предопределяет существенные процессуальные и (главное) криминалистические особенности ее выявления, изъятия, проверки, использования и оценки в уголовно - процессуальном исследовании преступлений. Потому, данные закономерности и связанные с ними проблемы также лежат в предметной области криминалистики, хотя с позиции именно этой науки практически в последние годы исследовались крайне недостаточно1, что, безусловно, обедняет ее необходимое поступательное развитие в условиях современных криминальных реалий нашего общества. На это же обращают внимание и опрошенные нами в рамках подготовки настоящей работы следователи и дознаватели, по мнению подавляющего большинства из них (61,2 %), изучение генезиса и работы с идеальными следами является частью предметной области криминалистики и высказываются о необходимости углубленного изучения закономерностей возникновения, сохранения и использования идеальных следов преступления в рамках науки криминалистики (72 %). Данные обстоятельства и предопределили выбор темы настоящего диссертационного исследование, ее актуальность, новизну, теоретическую и практическую значимость.
Цели и задачи исследования. Целью настоящей работы явилась разработка теоретических положений, раскрывающих сущность идеальной уголовно-релевантной информации и соответствующего вида следов с позиций предмета криминалистики и их значение для практики расследования преступлений; обоснование и формулирование рекомендаций, повышающих эффективность проведения отдельных следственных действий, в ходе которых следователь сталкивается со следами преступления, содержащимися в памяти людей; а также обоснование и формулирование законодательных предложений в контексте изучаемой темы.
Данная цель предопределила постановку и разрешение ряда задач, основными из которых являются: выявление соотношения понятий «информация», «следы преступления» и «доказательства»;
1 Нам известно лишь одно монографическое исследование этой проблемы, проведенное в последние годы с позиций наук криминального цикла: Победкин А. В. Теория и методология использования вербальной информации в уголовно - процессуальном доказывании. М., 2005. (см. также одноименное докторское диссертационное исследование этого же автора. М.: Московский униьерситет МВД России, 2005).
- уточнение понятия следы преступления;
- определение понятия «идеальные следы преступления»;
- исследование сущности и криминалистического значения идеальных следов;
- разработка классификации идеальных следов, проводимой по различным основаниям, сущностным для уголовного процесса;
- выявление закономерностей и особенностей возникновения, собирания, исследования, оценки и использования идеальных следов преступления в криминалистических целях;
- выявление специфики проведения отдельных следственных действий, направленных на получение идеальной информации;
- анализ перспективных направлений в области работы с идеальными следами преступления, разработка системы соответствующих практических рекомендаций и законодательных предложений.
Объект и предмет исследования. Объект данного диссертационного исследования составляет теория и практика следственной деятельности и ее специфика применительно к особенностям работы с идеальными следами преступления. Предметом диссертации являются выявление и изучение закономерностей и особенностей возникновения, собирания, проверки, оценки и использования идеальных следов преступления в криминалистических целях; проблемы дальнейшего совершенствования правоприменительной практики и уголовно-процессуального законодательства в контексте темы исследования.
Методология и методика диссертационного исследования. Методологическую основу работы составили основные положения диалектического метода научного познания как общего метода познания объективной действительности; в работе широко использовались системный подход и общенаучные методы познания: исторический, логический, социологический, метод сравнительного исследования, статистический анализ и другие.
Важное место в методологии предлагаемого исследования занимает прогнозирование в двух его основных формах. Поисковое прогнозирование дало возможность предположить и выявить наличие ошибок следователя при его работе с идеальными следами, причин их возникновения. Нормативное прогнозирование позволило наметить возможные пути решения поставленных проблем, выработать соответствующие тактические и методические рекомендации, предложить изменения в УПК РФ.
Нормативную базу диссертации составили: Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РФ, ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», другие законы, а также подзаконные акты РФ, регулирующие в той или иной степени антикриминальную деятельность и борьбу с преступностью. Сравнение норм действующего и предыдущего уголовно-процессуального законодательства в контексте исследуемых проблем позволило уяснить сущность нововведений, выявить недостатки, пробелы в законе.
Теоретической основой исследования послужили труды как отечественных, так и зарубежных ученых по философии, логике, юридической психологии. Основное внимание было уделено анализу работ представителей наук криминального цикла, таких как Т.В. Аверьянова, О.Я. Баев, В.П. Бахин, А.Р.Белкин, P.C. Белкин, А.И. Винберг, Т.С. Волчецкая, Е.И. Галяшина, Е.П. Ищенко, Ю.Г. Корухов, Н.П. Кузнецов, В.А. Образцов, A.B. Победкин, А.Р. Ратинов, Е.Р. Российская, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, Д.А. Турчин, С.А. Шейфер, В.Ю. Шепитько и многих других.
Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составили результаты анкетирования по ключевым проблемам изучаемой темы 250 следователей, работников органов дознания, судей. Была также изучена опубликованная и неопубликованная следственная практика (420 уголовных дел) и проанализированы материалы обобщений уголовных дел, проведенных прокуратурами Воронежской и Липецкой областей в 2000 -2004 годах.
Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой одно из первых системных комплексных монографических исследований широкого круга теоретических и практических криминалистических проблем, связанных с использованием в процессе расследования преступлений информации, содержащейся в памяти человека, на основании которого разработаны соответствующие практические рекомендации и законодательные предложения.
Положения, выносимые на защиту. Диссертация содержит ряд научно-теоретических положений и практических рекомендаций, характеризующихся определенной новизной и выносимых на защиту, основными из которых являются:
1. Соотношение понятий «информация», «криминалистически значимая информация», «след преступления» и «доказательство»;
2. Определение понятия «идеальные следы преступления»; выделение их признаков;
3. Классификация идеальных следов;
4. Положение, согласно которому отражаемыми объектами -источниками идеальной уголовно-релевантной информации - являются не только субъект и объективная сторона преступления (P.C. Белкин), но также потерпевшие и другие, взаимодействующие в ходе совершения преступления, лица, а также различные предметы;
5. Обоснование положения, согласно которому изучение идеальных следов преступления является предметной областью криминалистики;
6. Выделение подраздела в криминалистическом следоведении, который изучает идеальные следы преступления (криминалистической энграммологии); обоснование теоретической и практической значимости данного подхода;
7. Соотношение раздела общей психологии, изучающего память, с криминалистической энграммологией;
8. Обоснование различия процессов формирования идеальных следов (информации) и формирования показаний;
9. Выделение особенностей в тактике проведения отдельных следственных действий, в ходе которых происходит «работа» с идеальными следами;
10. Перечень случаев обязательного применения видеозаписи в ходе расследования преступлений;
11. Обоснование положения, согласно которому результаты проверки на полиграфе, полученные с соблюдением установленного порядка, должны рассматриваться как результаты судебно-психологической экспертизы;
12. Внесение предложений по изменению и дополнению положений УПК РФ.
Теоретическая (научная) и практическая значимость.
Теоретическая значимость работы заключается в осуществлении одной из первых комплексных разработок общетеоретических и прикладных криминалистических проблем следственных действий в рамках уголовно-процессуального исследования преступлений, в ходе которых происходит получение идеальной информации.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем выводы и рекомендации могут быть использованы: в дальнейших научных разработках актуальных теоретических проблем уголовного процесса и криминалистики, в целях повышения эффективности следственной деятельности, совершенствования уголовно-процессуального законодательства; для решения на теоретическом уровне проблем, связанных с возникновением, собиранием, исследованием, оценкой и использованием идеальной информации;
Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что они могут быть непосредственно использованы в правотворческой и следственной деятельности; при преподавании учебных курсов «Криминалистика», «Уголовный процесс», и связанных с ними спецкурсов («Расследование отдельных видов преступлений», «Розыск, дознание, следствие» и др.), а также в целях совершенствования профессиональной переподготовки работников правоохранительных органов.
Апробация результатов исследования. Основные выводы и предложения диссертации нашли свое отражение в десяти научных публикациях, а также в учебном пособии «Криминалистика. Сборник задач и заданий», неоднократно докладывались на ряде теоретических, научно-практических семинарах и конференциях, в том числе международного характера (г.г. Москва, Воронеж, Уфа и др.).
Структура диссертации обусловлена целями и задачами проведенного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих 6 параграфов, заключения, списка использованных нормативных актов и литературы, приложений.
Заключение
В результате данного диссертационного исследования нами были сделаны следующие выводы:
1. Результатом любого отражения, в том числе преступления, в окружающей среде является информация, которая может быть выражена как в материальной форме, так и в идеальной, то есть, в сознании людей. Следовательно, носителем идеальной информации (в отличие от материальной) могут быть только люди.
Особенностью идеального отображения является отсутствие прямого, «материального» контакта при взаимодействии объектов (например, наблюдение на расстоянии), тогда как отображение на материальных предметах может происходить только в результате прямого контакта (соприкосновения).
2. Проанализировав существующие определения термина «информация», считаем, что в широком смысле информация представляет собой содержание результата процесса отражения, при котором один объект (отражаемый), взаимодействуя с другим объектом или субъектом (отражающим), вызывает изменения в его состоянии и передает ему часть сведений о собственном содержании.
В свою очередь, криминалистически значимая информация - это сведения, данные, имеющие отношение к преступлению на всех стадиях его совершения (подготовки, исполнения, сокрытия), а также к процессу его раскрытия и расследования, полученные процессуальным и непроцессуальным путем.
3. Отражаемыми объектами - источниками идеальной уголовно-релевантной информации - являются не только субъект и объективная сторона преступления (P.C. Белкин), но также потерпевшие и другие взаимодействующие в ходе совершения преступления лица, а также различные предметы (например, орудия преступления).
4. Информация, как результат процесса отражения, находит свое закрепление в определенных отображаемых объектах материального мира. Отображение, имеющее материальную форму выражения вовне, в криминалистике рассматривается как след в широком смысле слова, а именно — как всякое изменение структуры материальной обстановки, возникшее в результате события преступления.
5. В результате совершения преступления возникают не следы как таковые, а информация как результат процесса его отражения во вне. Понятия отражения, информация и следы преступления отнюдь не тождественны. Не всякий результат отражения можно назвать следом, но всякий след является результатом отражения и не может существовать без него. Часть информации осознается следователем как след преступления (а в последствии, возможно, и как доказательство) лишь тогда, когда он воспринимает ее именно в этом качестве (в качестве следа преступления), а наука криминалистика имеет методики обнаружения, фиксации, извлечения, исследования и использования возникающей информации (части отражения) в уголовно-процессуальном доказывании.
Доказательства следует отграничивать не только от следов преступления, но и от информации как таковой. Как было сказано выше, при совершении преступления возникают не доказательства и даже не следы, а информация о преступлении, которая может приобрести, а может и не приобрести доказательственного значения в силу тех или иных причин. Не всегда изменения в среде могут быть выявлены, а возникшая объективная информация не может быть использована, если, как сказано, субъект доказывания не обладает надлежащими средствами и методами выявления и работы с нею. К тому же результату могут привести и действия субъекта доказывания, не обладающего должным профессиональным опытом и знаниями средств и методов работы с доказательствами.
6. В самом широком смысле след преступления - есть часть информации (материальной или идеальной), объективно возникающей в результате преступления на всех стадиях его совершения (приготовления, исполнения, сокрытия), применительно к которой имеются научно обоснованные, практически проверенные и допустимые средства, приемы и методы ее обнаружения, извлечения, исследования, использования и оценки.
7. Идеальные следы преступления, по нашему мнению, - есть криминалистически значимая (уголовно-релевантная) информация, воспринятая и запечатленная человеком в виде мысленных (памятных) образов, и которая может быть им воспроизведена в вербальной или иной форме либо извлечена из его памяти средствами, допустимыми для использования в уголовном судопроизводстве.
8. Идеальные следы недоступны для непосредственного восприятия, они познаются с помощью их, так сказать, материализации, как правило, в процессе общения между собой участников уголовного судопроизводства с использованием вербальных и невербальных средств.
Идеальные следы, на наш взгляд, характеризуются следующими признаками:
1). Идеальные следы (как и материальные) содержат в себе информацию об определенном событии применительно к процессу расследования, т.е. криминалистически значимую информацию.
2). Содержащаяся в этих следах информация отражена (а затем воспринята) именно человеком.
3). Человек воспринимает информацию с помощью органов чувств (в первую очередь с помощью зрения и слуха).
4). Информация представляется в виде мысленных (памятных) образов (идеалов).
5). Информация должна быть воспроизведена в доступной исследованию форме. Преимущественно информация передается воспроизводится) в устной или письменной форме. Однако возможны и иные варианты ее передачи, например, в конклюдентной форме.
6). Информация может быть извлечена из памяти человека средствами, допустимыми для использования в уголовном судопроизводстве (например, путем допроса, предъявления для опознания, в отдельных случаях с помощью полиграфа, гипноза).
9. Классификация идеальных следов может быть осуществлена по следующим основаниям: по физической природе; по уровню восприятия; по процессуальному положению лица, дающего информацию; по форме представления; по характеру фактических данных; по виду следственного действия; по процессуальному значению и др.
10. До настоящего времени идеальные следы если теоретически и выделялись в криминалистике наряду с материальными, то для уяснения механизма образования и существования идеальных следов рекомендовалось обращаться к данным психологии. На наш взгляд, современный потенциал криминалистики и ряда смежных наук дают основания для более широкого взгляда на криминалистическое следоведение, не только как на трасологию. Мы имеем в виду, что в связи с теоретической и практической значимостью возникла необходимость рассмотрения с позиций именно криминалистики и, как следствие того, включение в нее в качестве самостоятельного криминалистического учения концепции об идеальных уголовно-релевантных следах. Мы предлагаем именовать его криминалистической энграммологией.
11. Раздел психологии, изучающий мнемические процессы, и раздел следоведения, именуемый нами криминалистической энграммологией соотносятся как целое и часть.
Во-первых, если психология исследует мнемические процессы, которые реализуются в повседневной человеческой деятельности, то в криминалистике предмет их изучения значительно специфичней - это не все мнемические процессы человека, а лишь та их часть, которая имеет отношение к расследуемому событию и в связи с этим обладающая определенной спецификой.
Во-вторых, субъектами изучаемых процессов являются, с одной стороны, лица - носители идеальных следов, лишь вовлеченные в орбиту уголовно-правовых и процессуальных отношений (свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемы), а с другой - лица, собирающие, исследующие, использующие и оценивающие полученную информацию (следователь, прокурор, адвокат суд и т.д.).
В-третьих, собирание и проверка идеальных следов осуществляется специфическими методами и средствами, прямо предусмотренными действующим уголовно-процессуальному законодательством (допросы, очные ставки, предъявления для опознания, проверки показаний на месте, а также другие следственные и иные действия). Специальный (криминалистический) характер средств и методов уголовно-процессуального исследования преступления отграничивает эти средства и методы от средств и методов, составляющих предмет других наук. Соотношение между ними представляется как общее и частное.
В-четвертых, науки психология и криминалистика изучают закономерности возникновения, сохранения, переработки информации, но каждая делает это в своих целях.
12. Мы убеждены, что идеальные следы, как и следы материальные, закономерности их возникновения, существования и «переработки» следователем - есть предметная область науки криминалистики.
Теоретическое и практическое значение предлагаемого нами подхода мы видим в следующем:
1) обеспечивается возможность системного подхода к изучению всего комплекса следов;
2) обеспечивается возможность для наиболее рационального и комплексного использования результатов выявленных закономерностей обоих видов следов и их интерпретация с одного вида следов на другой;
3) обеспечивается возможность создания на этой основе оптимальных технических, тактических и методических рекомендаций по работе со следами в целом и с каждым видом в частности.
С этих позиций к криминалистической энграммологии следовало бы, думается, отнести криминалистически значимые особенности и закономерности возникновения, существования, искажения, воспроизведения, иных трансформационных процессов информации, а также основанные на познании этих закономерностей законные и допустимые приемы и способы использования идеальной информации субъектом уголовно-процессуального исследования преступления.
13. Следует различать процесс формирования идеальных следов (или информации), которые в силу различных обстоятельств могут и не стать доказательствами (показаниями), но от этого не потеряют своей сущности, и процесс формирования показаний (как доказательств). Первый состоит из стадий восприятия и запоминания. Второй - включает в себя процесс формирования идеальных следов, а также стадии вспоминания, воспроизведения, фиксации, оценки. Таким образом, процесс формирования идеальных следов и процесс формирования показаний соотносятся как часть и целое.
Знание следователем основных закономерностей процессов восприятия, запоминания и воспроизведения определяет возможности целенаправленного применения им тех или иных тактических приемов, способствует оценке достоверности и полноты показаний, позволяет выявить возможные факторы, влияющие на умышленное и неумышленное искажение объективной информации.
14. В криминалистической тактике рекомендуется начинать допрос со свободного рассказа, так как это способствует активизации латентного слоя, запечатленного в памяти. Эта тактическая рекомендация в силу ее значимости была закреплена в ч. 5 ст. 158 УПК РСФСР: допрос по существу дела начинается предложением свидетелю рассказать все ему известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван на допрос. В связи с этим предлагаем восстановить данное положение в действующем УПК РФ.
15. По ранее действовавшему уголовно-процессуальному закону не могло допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (ст. 72 УПК РСФСР). Мы полагаем целесообразным восстановление в УПК возможности в этих ситуациях принудительного экспертного обследования не только потерпевшего, но и свидетеля.
16. Считаем, что в УПК РФ содержится некоторое упущение: положение, согласно которомусвидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей закреплено лишь в части третьей УПК РФ - судебное производство (ст. 278), в то время как в УПК РСФСР данное указание относилось не только к судебному следствию (ст. 283 УПК РСФСР), но и к предварительному следствию (ст. 158 УПК РСФСР). Поэтому нам представляется целесообразным дополнить статью 189 УПК РФ, регулирующую порядок производства допроса на предварительном следствии, положением, в соответствии с которым свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей. При этом следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой.
17. Выявив причины искажения информации, следователь должен приложить усилия к выявлению действительной информации, чему способствуют следующие тактические приемы: допрос с использованием ассоциативных связей; допрос на месте происшествия; повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств; постановка контрольных вопросов; ознакомление допрашиваемого с показаниями других лиц; очная ставка; иные приемы. Все перечисленные тактические приемы могут быть использованы как индивидуально, так и в совокупности с другими приемами.
Одним из эффективных способов исследования доказательств, содержащихся в показаниях свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых является проверка показаний на месте и следственный эксперимент. Целями данных следственных действий являются не только исследование и восполнение доказательств, содержащихся в проверяемых показаниях, но и получение новых доказательств, относящихся как к составу расследуемого преступления, так и к обстоятельствам, способствовавшим его совершению.
Мы считаем, что проверка показаний на месте есть не что иное, как попытка отождествления «идеальных» следов (показаний) с реальностью.
Процесс забывания идеальной информации может быть обратимым. При благоприятных условиях забытые события и факты могут быть восстановлены в памяти потерпевшего и свидетеля. Это явление в психологии называется реминисценцией. Используя данную психологическую закономерность, можно получить новые данные при повторном допросе свидетеля или потерпевшего.
18. Еще одним следственным действием, в ходе которого происходит «работа» с идеальными следами, является предъявление для опознания. Предъявление для опознания представляет собой процессуальное отождествление по мысленному образу лицом объекта, который оно ранее воспринимало.
Опознание, на наш взгляд, является разновидностью показаний, поэтому для него характерны все те психические процессы с присущими им субъективными и объективными особенностями, как и для формирования показаний.
Предъявление для опознания может быть произведено по динамическим (функциональным) признакам. Из числа динамических признаков, характеризующих внешность человека как наиболее ценные для опознания, рассматриваются особенности голоса (речи) и походки. Идентификация человека по этим признакам возможна в силу их индивидуальности, устойчивости и относительной неизменяемости. Процесс опознания по указанным признакам также рекомендуется фиксировать при помощи судебной видеосъемки. В случае необходимости может быть произведена видеофоноскопическая экспертиза.
Не меньший интерес при рассмотрении вопроса об объектах предъявления для опознания вызывают предложения об опознании почерка. Мы присоединяемся к мнению В.В. Степанова и Ю.Н. Михайловой, которые считают, что индивидуальная идентификация при предъявлении для опознания почерка возможна лишь тогда, когда опознающий является исполнителем рукописи. Решение же вопроса об индивидуальной идентификации по почерку другого лица является следствием специально проведенного исследования, осуществляемого экспертом. В противном случае неизбежны ошибки, так как научно обоснованная идентификация лица по почерку может быть произведена лишь специалистом. Опознающий, не являющийся таковым, может принять сходство за тождество.
19. Нам представляется, что в целях решения ряда рассматриваемых проблем (в частности предупреждение отказа от данных ранее показаний, дачи заведомо ложных показаний, неумышленное искажение информации) необходимо внести дополнения в УПК РФ, предусматривающие случаи обязательного применения видеозаписи при производстве следственных действий. В частности:
1) при допросе лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении особо тяжкого преступления;
2) при допросе несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых (т. к. их речевые особенности бывает чрезвычайно трудно сохранить в обычном протоколе);
3) при производстве предъявления для опознания (с учетом того, что это одно из сложнейших и практически неповторимых следственных действий;
4) для фиксации показаний лиц, которые заведомо или вероятно не смогут по уважительным причинам явиться в суд (по болезни, либо в связи с отъездом, в связи с тем, что являются гражданами другого государства, либо по иной уважительной причине), что сделает возможным оглашение их показаний в суде.
20. Полагаем необходимым дополнение ст. 75 УПК указанием на недопустимость использования в качестве доказательств протоколов допросов, содержание которых текстуально идентично между собой.
21. использование полиграфа, в том числе при расследовании преступлений, открывает возможность объективно обнаруживать и исследовать хранящиеся в памяти человека следы событий, имевших место в его жизни ранее, либо устанавливать отсутствие таких следов. В ходе проверок на полиграфе было подтверждено положение, согласно которому следы событий, хранящиеся в эмоциональной памяти человека, практически неуничтожимы на протяжении всей жизни человека.
Полагаем, что оптимальный вариант решения проблемы состоит в приравнивании результатов проверки на полиграфе к результатам судебно-психологической (при необходимости комплексной психолого-психофизиологической) экспертизы с расширением перечня оснований ее назначения.
22. В связи с тем, что правоприменительная практика о процессуальной форме доказательственной сущности тестовых испытаний с использованием полиграфа весьма противоречива, нам представляется актуальным исследование этого вопроса Верховным Судом РФ с принятием по нему соответствующего постановления Пленума Верховного Суда.
Ростов-на-Дону проверки на детекторе лжиРостов-на-Дону проверки на детекторе лжи



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Новости по теме