Иванов Р.С. ГИПЕРРЕАКТИВНОСТЬ В СИТУАЦИИ ПФИ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА

Иванов Р.С. Гиперреактивность в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Международный научный журнал «Вестник психофизиологии». № 4. 2019. С. 22-30.


ГИПЕРРЕАКТИВНОСТЬ В СИТУАЦИИ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА


Введение
После признания Министерством юстиции России возможности проведения психофизиологических исследований с использованием полиграфа (далее – ПФИ) федеральными органами государственной безопасности в области оперативно-разыскной деятельности этот метод нарастающими темпами внедряется во многие сферы общественной жизни нашей страны. В последние годы пользователями ПФИ становится всё большее количество как государственных структур, так и представителей частного сектора. Вызванное спросом предложение этих услуг на рынке также имеет тенденцию к росту, несмотря на не вполне благополучную ситуацию в некоторых отраслях экономики.
Вместе с этим наблюдается и развитие научно-методической базы ПФИ: проводятся теоретические и эмпирические исследования, появляется всё больше публикаций по данной проблематике, создаются методики применения полиграфа, организуются тематические научно-практические конференции и семинары, география которых ширится из года в год.
Однако, несмотря на отдельные успехи, остаётся нерешённым ряд методических проблем, которые в условиях экспансивного развития метода ПФИ проявляются всё отчётливее, а необходимость их решения выходит на первый план и становится всё более заметной как для пользователей полиграфа, так и для самих специалистов-полиграфологов.

Постановка проблемы
Одной из таких проблем является возникновение у исследуемого лица в ряде случаев ПФИ состояния гиперреактивности, которое может приводить к ошибочным выводам по результатам применения полиграфа.
При проведении занятий по прикладной психофизиологии автору статьи неоднократно приходилось слышать вопрос: «А если человек просто волнуется, то он всё равно будет реагировать на вопросы, даже если не виновен?». Не будучи специалистами в области ПФИ, слушатели интуитивно поднимали самую большую проблему метода.
Действительно, в практике применения полиграфа известны случаи, когда у исследуемых лиц, не причастных к событию прошлого, послужившего причиной применения полиграфа, тем не менее, возникала значимость на стимулы, связанные с этим событием и, как следствие, наблюдались сильные вегетативные реакции. С подобной ситуацией сталкивался каждый практикующий полиграфолог, и в профессиональной среде о таких случаях принято говорить, что у субъекта «навязана проверочная тема», «навязан комплекс вины» и проч. Даже опытный специалист может получить сильные реакции на вопросы об интересующем событием прошлого, при этом не быть до конца уверенным в том, что исследуемое лицо на самом деле скрывает информацию об этом событии. В таких условиях становится возможным получение ошибочных выводов по результатам проведения ПФИ.
Например, широкое распространение в отечественной и мировой практике применения полиграфа получила «Методика контрольных вопросов» (далее – МКВ). Суть этой методики состоит в сравнении силы реакций на вопросы, связанные с событием прошлого, послужившего причиной применения полиграфа (так называемые «проверочные вопросы»), c силой реакций на вопросы, не связанные с этим событием, но на которые субъект будет скрывать информацию (так называемые «контрольные вопросы»). Принято считать, что для исследуемых лиц, непричастных к интересующему событию прошлого, более значимыми будут контрольные вопросы и поэтому непричастные будут отвечать на них более сильными вегетативными реакциями. Напротив, для причастных исследуемых будут более значимы проверочные вопросы, а потому причастные будут демонстрировать в ответ на них более сильные реакции.
Различие в силе выраженности между реакциями на контрольные и на проверочные вопросы является тем основанием, которое использует полиграфолог для вынесения своего решения о наличии или отсутствии в памяти исследуемого лица информации об интересующем событии прошлого. В свою очередь, наличие в памяти такой информации свидетельствует о причастности, а её отсутствие о непричастности исследуемого к этому событию. Именно так и принимается решение по тестам МКВ.
При этом хорошо известен «основной тактический недостаток МКВ – методика страдает «обвинительным уклоном» [11, с. 27]. Под этим понимаются ситуации, когда непричастный к устанавливаемому событию субъект, не имеющий в памяти информации о нём, может быть признан причастным, поскольку отвечает сильными реакциями на вопросы об этом событии. При таких обстоятельствах специалист может сделать ложноположительные выводы.
В некоторых случаях может наблюдаться и обратная ситуация, когда причастный исследуемый, имеющий в памяти информацию об интересующем событии прошлого, будет реагировать не на вопросы о нём, а на контрольные вопросы, не связанные с этим событием. В этом случае полиграфолог может сделать ложноотрицательные выводы.
Указанные выше «волнение» исследуемого лица, «навязанность проверочной темы», «обвинительный уклон МКВ» и, как следствие, появляющаяся у специалиста возможность сделать ошибочные выводы, связаны с явлением, получившим название «гиперреактивность на проверочную тематику».
Некоторые полиграфологи полагают, что случаев с гиперреактивностью сравнительно немного. Однако такое мнение может оказаться недостаточно обоснованным, поскольку обратной связи по каждому случаю применения полиграфа не имеется. Случаи обратной связи – явление редкое. Каждый раз специалист, вынося обвинительное или оправдательное решение, точно не знает, что оно верное, поскольку ему не известно, находился ли субъект в состоянии гиперреактивности.
Сегодня большинство полиграфологов согласно с тем, что успешность их деятельности при проведении каждого отдельно взятого ПФИ во многом зависит от того, насколько эффективно они смогут преодолеть негативные последствия этого явления.

Общие положения ПФИ
Технология производства ПФИ предполагает предъявление субъекту стимулов (вопросов или предметов) с различным семантическим содержанием и одновременную регистрацию с помощью полиграфа динамики его некоторых вегетативных реакций, возникающих в ответ на эти стимулы.
Свойством регистрируемых вегетативных реакций является их неспецифичность в отношении стимулов и задач, поэтому они не могут быть использованы в качестве прямого метода изучения психических процессов [5, с. 16], которые делают возможным выявление у человека скрываемой информации. Неспецифичность вегетативных реакций обусловлена единством морфофункциональных систем, участвующих в организации психических процессов, которые возникают в ответ на стимул и приводят к появлению вегетативных реакций. Поэтому вегетативные реакции могут быть использованы только в качестве непрямого метода изучения психических процессов, протекающих у исследуемого на полиграфе лица: наблюдая быстротекущие изменения физиологических функций можно делать некоторые выводы о вызвавших их психических процессах.
Таким образом, реакций, свидетельствующих о лжи или правде, не существует. Возникновение сильной неспецифической реакции на стимул указывает только на его значимость для исследуемого лица в ситуации ПФИ. Чем сильнее субъект реагирует на стимул, тем более значимым для него является стимул и наоборот, чем слабее реакция на стимул, тем менее он значим.
В естественных науках значимость стимула понимается как психологическая характеристика, которая определяется отношением содержащейся в стимуле информации к смыслу решаемой субъектом задачи [1; 2; 7; 10, 12; 17; и др.]. Собственный опыт, а также анализ многочисленных теоретических и эмпирических исследований, позволил нам определить фундаментальный механизм оценки значимости стимула в ситуации ПФИ, который заключается в том, что на фоне доминирующей потребности в самосохранении, информация, содержащаяся в стимуле, сравнивается с информацией, хранящейся в памяти, и результаты такого сравнения соотносятся с задачами, решаемыми в данной ситуации субъектом – удовлетворение потребности в самосохранении [7, с. 27; 10, с. 36].
Наличие или отсутствие в памяти информации о событии прошлого, послужившего поводом применения полиграфа, является той причиной, которая наделяет стимул значимостью и формирует дифференцированное проявление вегетативных ответов на стимулы – реакции более сильные или менее сильные. Если в памяти имеется информация об интересующем событии прошлого, то стимул станет значимым, и реакции на него будут сильными, если такой информации в памяти нет – значимость не возникнет, и реакции окажутся слабыми.
На основании изложенного, мы пришли к выводу, что в ситуации ПФИ содержащаяся в памяти исследуемого лица информация о событии прошлого, послужившего поводом применения полиграфа, выступает в качестве системообразующего причинного фактора, формирующего посредством взаимодействия с механизмами эмоций и мотиваций более сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием прошлого.
Наблюдая сильную вегетативную реакцию, полиграфолог понимает, что предъявленный стимул стал значим для субъекта, а значит в его памяти имеется информация, тождественная информации в стимуле. Из этого следует, что в соответствии с теорией отражения [14], происходящее в прошлом событие оставило свои следы (информацию) в структурах головного мозга исследуемого на полиграфе лица. Таким образом, можно сделать научно обоснованный вероятностный вывод, что это событие действительно происходило в прошлом [7].

Эмоции и значимость стимула
Связь между значимостью и эмоциями заключается в том, что эмоции отражают значимость стимулов, действующих на субъекта, обусловленную отношением их свойств к его потребностям.
По нашему мнению, возникновение значимости (процесс означивания) предшествует появлению эмоций и является некой условной «предэмоцией», лишённой специфичности: знака (положительный или отрицательный) и модальности (тревога, страх, радость и проч.). Эмоции появляются после возникновения значимости и конкретизируют её – присоединяют знак, модальность, возможно иные, дополнительные свои характеристики посредством осознания данной значимости для субъекта.
Таким образом, эмоции отражают в форме непосредственных переживаний значимость действующих на субъекта стимулов. В этом состоит связь значимости и эмоций. Поскольку эмоции самым тесным образом связаны со значимостью, то в их возникновении также ведущую роль играет память, на что прямо указывают многие исследователи (Симонов П.В., Судаков К.В., Данилова Н.Н. и другие) [7, c. 25-26].

Механизм формирования гиперреактивности
Известный отечественный учёный П.В. Симонов отмечал, что компенсаторная функция эмоций (замещающая недостаток информации) обнаруживается в процессах восприятия внешних сигналов и извлечения энграмм этих сигналов из памяти. Особенно наглядно она проявляется в изменениях вегетативных функций организма. При возникновении эмоционального напряжения объем вегетативных сдвигов (учащение сердцебиений, подъем кровяного давления, выброс в кровяное русло гормонов и т.д.), как правило, превышает реальные нужды организма. «По-видимому, – пишет учёный, – процесс естественного отбора закрепил целесообразность этой избыточной мобилизации ресурсов. В ситуации прагматической неопределённости (а именно она так характерна для возникновения эмоций), когда неизвестно, сколько и чего потребуется в ближайшие минуты, лучше пойти на излишние энергетические траты, чем в разгар напряженной деятельности – борьбы или бегства – остаться без достаточного обеспечения кислородом и метаболическим «сырьем» [15, с. 35].
Действительно, участвуя в качестве исследуемого лица в ПФИ, человек попадает в ситуацию неопределённости: он, как правило, не знаком с процедурой проведения исследования, с принципами работы полиграфа как технического средства, не знает, удастся ли ему достичь своей задачи – успешно для себя пройти тестирование. Неопределенностью характеризуются и межличностные отношения с полиграфологом, поскольку инициатива в ходе применения полиграфа принадлежит специалисту и контролировать характер взаимоотношений и направление беседы исследуемый не может. И, наконец, высокой степенью неопределенности характеризуется вся сложившаяся жизненная ситуация субъекта в связи с возможно грозящими ему последствиями после прохождения ПФИ. Поэтому ситуация применения полиграфа способствует возникновению эмоциональной напряжённости, что, в свою очередь, приводит к излишне интенсивной работе вегетативной части нервной системы человека.
В данном контексте особый интерес приобретают широко известные эксперименты этологов Н. Тинбергена и К. Лоренца по изучению поведения животных и, в частности, реакции избегания силуэта хищника у домашних птиц. В спокойном состоянии птицы не реагируют на предъявляемые им разнообразные геометрические фигуры. Если же предъявленная фигура соответствует силуэту ястреба (короткая шея и длинный хвост), парящего в небе, то птицы начинают кричать и пытаются скрыться – проявляют реакцию избегания. Уровень тревожности птиц можно повысить. Для этого достаточно предъявить им звуковой сигнал, например, сильный шум. После повышения тревожности сигнальное значение приобретают и стимулы, ранее нейтральные – геометрические фигуры, не имеющие сходства с силуэтом парящего ястреба или любого дневного хищника [6, с. 157]. Этот пример наглядно демонстрирует, что в состоянии повышенной тревоги птицы переставали оценивать предъявляемые им стимулы дифференцированно (адекватно ситуации) и реагировали генерализованно – на всякий случай на любой стимул, который имел отдалённое сходство со стимулом, связанным с их потребностью в самосохранении. Как тут не вспомнить известные народные пословицы: «Пуганая ворона и куста боится», «У страха глаза велики» и проч.
Но вернёмся к людям. Итак, в настоящее время сложилось понимание, что у человека в условиях дефицита информации, необходимой для организации действий, возникают отрицательные эмоции. Эмоции тревоги или страха развиваются при недостатке сведений, необходимых для защиты. Именно в этом случае становится целесообразным реагирование на расширенный круг сигналов, полезность которых еще не известна. Такое реагирование избыточно и незакономерно, но зато предотвращает пропуск действительно важного сигнала, игнорирование которого может стоить жизни [4, с. 12].
Напомним, что компенсаторные функции эмоций проявляются в процессах восприятия внешних стимулов и извлечения энграмм, связанных с этими стимулами, из памяти. П.В. Симонов заключает, что нарастание эмоционального напряжения, с одной стороны, расширяет диапазон извлекаемых из памяти энграмм, а, с другой – снижает критерии «принятия решения» при сопоставлении этих энграмм с наличными стимулами. Чем сильнее тревога, тем чаще субъект отвечает на нейтральный стимул, как на аверсивный (аверсивный всегда значимый – Р.И.) [13, с. 118; 15, с. 38]. Данную концепцию поддерживают и многие другие учёные.
Таким образом, основываясь на имеющихся научных данных и собственном опыте, мы можем описать механизм формирования гиперреактивности в ситуации ПФИ, который заключается в том, что связанная с этим состоянием значимость на конкретный стимул возникает в результате эмоционального напряжения, характеризующегося переживаниями тревоги и страха. В этом случае у исследуемого лица расширяется диапазон энграмм, которые извлекаются из памяти (то есть извлекается информация по ассоциации, не связанная с событием прошлого, послужившего причиной применения полиграфа) и одновременно снижаются критерии принятия решения о значимости стимула. Это может приводить к ошибочным выводам о его причастности к интересующему событию прошлого.
Очевидно, что механизмы формирования гиперреактивности хорошо объясняются с позиций теории «Целенаправленного тестирования памяти» [17]. Несомненно, что гиперреактивность может быть описана и с точки зрения иных научных парадигм, но, чтобы оставаться в рамках психофизиологии, а также руководствуясь принципом «бритвы Оккама», мы не станем опираться на эти теоретические модели.

Гиперреактивность и её виды
После рассмотрения механизмов формирования гиперреактивности становится возможным дать рабочее определение этому понятию. Итак, гиперреактивность в ситуации ПФИ – это специфическое функциональное состояние, возникающее как результат компенсаторной функции эмоций – тревоги, страха, при которых у исследуемого лица расширяется диапазон энграмм, извлекаемых из памяти и одновременно снижаются критерии принятия решения о значимости стимула, – что может приводить к ошибочным (ложноположительным или ложноотрицательным) выводам о его причастности к событию прошлого, послужившего причиной применения полиграфа.
Основываясь на собственном опыте проведения ПФИ и имеющихся научных данных, можно выделить минимум два вида гиперреактивности:
1. Генерализованная гиперреактивность – для неё характерны сильные реакции на все стимулы, предъявляемые субъекту в ходе ПФИ. Ранее нами были проведены исследования, позволившие, среди прочих психологических характеристик, связанных с таким паттерном реагирования, выделить у исследуемых лиц высокий уровень ситуативной и личностной тревожности, основными факторами повышения которых являются социальные реакции защиты и тревожная оценка перспективы, озабоченность будущим [10]. Такой вид гиперреактивности достаточно легко может быть диагностирован опытным специалистом.
2. Избирательная гиперреактивность – этому виду свойственны сильные вегетативные реакции на конкретный стимул или группу схожих стимулов, способных вызвать развитие процесса значимости у исследуемого лица (контрольные или проверочные стимулы). Данный вид гиперреактивности с большим трудом поддаётся диагностике. В том случае, если гиперреактивность возникает на проверочный стимул, то возможно получение ложноположительных выводов о причастности субъекта к событию прошлого, послужившего причиной применения полиграфа, а если гиперреактивность соотносится с контрольным стимулом, то – ложноотрицательных.
При состоянии гиперреактивности становится невозможным исследовать память человека на содержание в ней информации об интересующем событии прошлого, что позволило бы установить наличие или отсутствие самого этого события. Иными словами, это явление не позволяет специалисту решить стоящие перед ним задачи.

Гиперреактивность: предупреждение, диагностика, коррекция
Важной работой полиграфолога является предупреждение состояния гиперреактивности непосредственно перед ПФИ, её диагностика в ходе тестирования и коррекция в случае обнаружения.
Предупреждение. В качестве мер, направленных на предупреждение гиперреактивности и доступных специалисту, можно выделить:
- создание условий, способствующих недопущению возникновения тревоги и страха в течение нескольких дней, предшествующих проведению мероприятия. По возможности, исключение работы инициатора ПФИ с исследуемым лицом, требующей обсуждения ситуации, послужившей причиной применения полиграфа;
- наличие доброжелательной, спокойной обстановки в период, непосредственно предшествующий проведению мероприятия;
- проведение предтестового собеседования с включением в него способов снятия эмоционального напряжения на проверочную тематику, которая позже будет применена при тестировании;
- создание установки на «непогрешимость» полиграфа: демонстрация возможностей метода с выявлением («угадыванием») загаданного субъектом числа, геометрической фигуры, игральной карты и т.п., с обязательной фиксацией результата в сознании исследуемого лица, что с помощью полиграфа можно надёжно отличить скрываемую информацию от нескрываемой.
Диагностика. С целью диагностики гиперреактивности полиграфолог может предпринять следующие действия:
- непосредственно пред проведением тестирования использовать психодиагностические экспресс-тесты, направленные на выявление тревожности, например, тест на выявление личностной и ситуативной тревожности Спилбергера-Ханина;
- наблюдать за моторикой исследуемого лица в ходе предтестового собеседования: известна закономерность, чем больше встревожен человек, тем больше движений он будет совершать, тем более широкими они будут по амплитуде, выше по скорости, уровню и т.д.;
- в ходе тестирования следить за частотой возникновения гипервентиляции лёгких, которая в норме осуществляется человеком примерно один раз в 10-15 минут, а в случае эмоционального напряжения, значительно чаще [3, с. 148];
- применять служебные (контрольные) вопросники, например, «Тесты общих контрольных вопросов», направленные на оценку пригодности исследуемого лица к применению полиграфа [9];
- выявлять в ходе тестирования индивидуальный симптомокомплекс исследуемого лица; в случае обнаружения симптомокомплекса можно делать выводы об оптимальном функциональном состоянии субъекта в ходе всего процесса психофизиологического исследования с применением полиграфа [8];
- в случае применения «Теста пика напряжения» – наблюдать реакции ожидания и реакции облегчения на один из стимулов [11, с. 24];
- в случае применения «Методики выявления ситуационно-значимых стимулов» – наблюдать реакции на определённые стимулы в контрольных тестах [11, с. 41];
- в случае применения тестов, содержащих «Контрольный вопрос комплекса вины», – наблюдать за реакциями на этот стимул [11, с. 28].
Коррекция. При обнаружении у исследуемого лица гиперреактивности, полиграфолог может попытаться исключить её негативное влияние следующими способами:
- провести психокоррекционную беседу, с целью снятия эмоционального напряжения;
- применить методы регуляции психических состояний;
- перенести исследование на другой день, чтобы дать исследуемому возможность успокоится, снизить интенсивность эмоционального напряжения.
Выше указан далеко не исчерпывающий перечень способов преодоления гиперреактивности, однако даже применение их всех может оказаться недостаточным для решения этой трудной задачи.

Заключение
В ситуации ПФИ у исследуемого лица может возникать гиперреактивность – специфическое функциональное состояние, которое способно привести к ошибочным выводам по результатам применения полиграфа.
Механизм формирования гиперреактивности в ситуации ПФИ заключается в том, что связанная с этим состоянием значимость на конкретный стимул возникает в результате эмоционального напряжения, характеризующегося переживаниями тревоги и страха. При этом у исследуемого лица расширяется диапазон энграмм, которые извлекаются из памяти (то есть извлекается информация по ассоциации, не связанная с событием прошлого, послужившего причиной применения полиграфа) и одновременно снижаются критерии принятия решения о значимости стимула.
Необходимо подчеркнуть, что значимость, возникающая у исследуемого на полиграфе лица во время состояния гиперреактивности, также, как и любая другая значимость, возникающая в иных условиях, связана с извлечением из памяти информации. Это фундаментальный психофизиологический механизм формирования значимости. Только в случае гиперреактивности из памяти извлекается не информация о событии прошлого, послужившего причиной применения полиграфа, а другая, ассоциативно связанная со схожим событием.
Поскольку во всех случаях возникновения значимости действует один и тот же механизм, то при состоянии гиперреактивности исследовать память человека на наличие в ней информации о конкретно интересующем событии прошлого становится невозможным. Таким образом, это явление не позволяет специалисту решить стоящие перед ним задачи.
На современном уровне развития методологии ПФИ, предупреждение гиперреактивности, её своевременная диагностика и коррекция является одной из самых важных задач, стоящих перед профессиональным сообществом полиграфологов.

Литература
1. Бехтель Э.Е. Оценочные процессы // Lib.ru: Журнал «Самиздат». 2013. URL: http://samlib.ru/b/behtelx_e_e/ocenochnyeprocessy.shtml (дата обращения: 05.11.19).
2. Большой психологический словарь. М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003. 632 с.
3. Гамза В.А., Холодный Ю.И. Нужен ли банку «детектор лжи»? Полиграф в России 1993-2008. Ретроспективный сборник научных статей, посвящённый 15-летию применения полиграфа в РФ. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2008. 177 с.
4. Гиноян Р.В., Хомутов А.Е. Физиология эмоций. Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета. 2010. 66 с.
5. Данилова Н.Н. Психофизиология: учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2012. 368 с.
6. Жуков Д.А. Биология поведения: гуморальные механизмы. – СПб.: Речь, 2007. – 443 с.
7. Иванов Р.С. Значимость стимула в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Международный научный журнал «Вестник психофизиологии». № 2. 2019. С. 19-30.
8. Иванов Р.С. Индивидуальный симптомокомплекс как инструмент интерпретации результатов психофизиологического исследования с применением полиграфа. Научно-аналитическое издание «Национальный психологический журнал». № 3 (15) 2014. С. 90-97.
9. Иванов Р.С. Общая оценка пригодности исследуемого лица к применению полиграфа. Научно-практическое и информационное издание «Юридическая психология». № 2. 2011. С. 14-21.
10. Иванов Р.С. Особенности динамики вегетативных реакций в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа: монография. М.: КРЕДО, 2017. 210 с.
11. Комплексная методика специального психофизиологического исследования с применением полиграфа. НИИ-2 УНТО ФСБ России. М., 1995.
12. Кондаков И.М. Психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак. 2003. 512 с.
13. Основы психофизиологии: Учебник / Отв. ред. Ю.И. Александров. М.: ИНФРА-М. 1997.
14. Павлов Т. Теория отражения. Основные вопросы теории познания диалектического материализма. М. 1945. 561 с.
15. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М.: Наука. 1981. 216 с.
16. Судаков К.В. Нормальная физиология. М.: ООО «Медицинское информационное агентство». 2006. 920 с.
17. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественнонаучные основы. Полиграф в России 1993-2008. Ретроспективный сборник научных статей, посвящённый 15-летию применения полиграфа в РФ. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2008. 177 с. С. 60-86.


СКАЧАТЬ СТАТЬЮ: Ivanov-R.S.-Statya-Giperreaktivnost-v-situacii-PFI-2019.pdf [800,22 Kb]



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Новости по теме